Войти

Сказка «Сыновья солнца»

Сказка народов Америки
4.2
5
0
1
847
0
1
4.2
Время чтения: 27 минут

Индейская народная сказка «Сыновья солнца» о двух отважных мальчиках. Она учит упорно добиваться своей цели. Эта история, по сути, является древней легендой зарождения племени могущественных инков, которые гордо называли себя Сыновьями солнца. Сказочная версия рассказывает, как обычная девушка родила от солнца двух сыновей. Когда им исполнилось по десять лет, она их отправила к отцу, владыке света на Земле. Юным индейцам в пути помогли птицы, благодаря которым им удалось добраться до заветного места. Отец-солнце устроил им испытания, которые сыновья с честью выдержали. А потом они попросили владыку подарить им по одному мустангу.




Сыновья солнца

Читать сказку на весь экран

Тананак часто проводила ночи в лесной чаще, слушая при свете луны тихий лепет деревьев.Вот в такие ночи она мечтала о том, чтобы родить двоих сыновей — сильных, как медведи, быстрых, как горностаи, и отважных, как горные орлы, о которых бы пели охотничьи и боевые песни. Тананак была одинока, но, несмотря на это, она была счастлива и не хотела ни с кем делить своей судьбы в общем типи. Она бы могла уже давно стать женой какого-нибудь отважного юноши, потому что немало их добивалось её внимания, оставляя перед входом в её шатёр шкуры медведей со знаками своих тотемов. Однако она проходила мимо них равнодушно. А стоило ей поднять какую-нибудь из шкур, набросить на себя — и это было бы знаком для спрятавшегося охотника, что она выбрала именно его.
Однажды Тананак вдруг куда-то исчезла. Напрасно все мужчины племени разыскивали её. Говорили, что её разорвал медведь во время одной из её прогулок в чаще.
А тем временем Тананак отправилась в прерии, заметая за собою все следы. Прежде чем выбраться на широкую равнину, она долго колесила по лесу, нарочно обходя мягкую землю и поляны, покрытые молодой травой, чтоб не оставить следов, по многу раз переходила ручьи и брела по каменистым ложам рек.
Через три дня добралась она до подножия горы, на которой росли четыре дерева. Тут она поставила свой типи.
Вокруг простиралась прерия, а от запаха целебных трав и цветов пульсировала кровь в висках. Каждое утро Тананак взбиралась на вершину горы и там, подняв к небу руки, просила Великого Духа, чтобы он подарил ей ребёнка.
Волнуясь, в ожидании простаивала она так на вершине горы долгие летние дни, а слёзы, наполнявшие глаза её, блестели в лучах солнца, как капельки росы в лепестках дикой розы.
И вот однажды над её головою начали собираться тучи, такие большие и тёмные, что заслонили собою солнце. Наступила темнота.
По багряному небу с грохотом пролетали огненные птицы. Хлынул проливной дождь. Вымокшие волосы и одежда девушки прилипли к её дрожащему телу.
Ливень прошёл так же быстро, как и начался. Тучи умчались, как испуганные мустанги, и снова выглянуло солнце, обнимая своими лучами всё ещё стоявшую неподвижно девушку. Над прерией повеял тёплый, влажный ветер. Тананак сняла своё платье, чтобы просушить его. Её бронзовое тело заблестело в лучах солнца, как влажная скала. Тёмные волосы упали на плечи, как водопад горной реки. Девушка подняла сияющее лицо к небу, потому что поняла: неожиданным затмением солнца и дождём Великий Дух дал знак, что он услышал её просьбу.
Счастливая и улыбающаяся сбежала она с горы. Она радостно вдыхала запах диких трав и аромат степных роз, не чувствуя ни росы, ни острых шипов, которые ранили её тело. Она бежала к своему типи счастливая оттого, что родит сыновей, о которых она так мечтала.
«Это будут сыновья Солнца», — думала она.Сыновья солнца
За много дней начала она готовить мягкие бобровые шкурки и мох с деревьев, собирала нежный птичий пух и берёзовую кору на подстилку для своих малышей.
И вот когда Большое Солнце пробежало полнеба, она родила мальчиков. У них были круглые уши, а руки и ноги были похожи на рыбьи плавники.
— Вы рождены от Солнца и Воды и будете славными, о мои сыновья, — прошептала она тихо и ласково.
Под заботливым присмотром матери сыновья росли быстро, а когда им исполнилось девять Больших Солнц, Тананак велела им надеть новые набедренные повязки, дала им мяса на несколько дней и проводила на вершину Четырёх Деревьев.
Когда они ставили типи, темнота ночи уже погасила свет дня, а Духи Умерших разожгли миллионы маленьких костров на тёмном небе. На рассвете встали они на вершине горы и обратили свои лица к восходящему Солнцу.
Мать, стоя между мальчиками и с волнением обнимая их, сказала:
— Смотрите, смотрите хорошенько, это — ваш отец. Его тёплое дыхание разносится во все стороны. Пришло время, когда вы должны встретиться с ним и напомнить, что вы — его дети. Труден будет ваш путь, но в дорогу вам я даю бронзовую Муху. Она учила мудрости воинов моего племени, и не зря она украшает тотем нашего рода. Можете спрятать её в ухо. Слушайте её, и она поможет вам. Знаю, что мне не придётся краснеть за вас и вы вернётесь с именами — славными и бесстрашными. Когда Солнце взойдёт в зенит, отправляйтесь в путь!
Она ещё раз прижала к своей груди мальчиков, погладила их чёрные как смоль волосы, и, несмотря на то, что плач готов был вырваться из её груди, она не подала виду, как тяжело ей в минуту разлуки с ними. Она спустилась с горы, провожаемая боевыми криками сыновей. Она знала, что расстаётся с ними надолго, может быть, навсегда. Почувствовала вдруг такую боль в сердце, словно огромный куст колючего глога разросся у неё в груди. Она обернулась и сквозь слёзы, которых уже не сдерживала, увидела, как сыновья машут ей руками. И ещё увидела она, как, четыре раза обойдя деревья на вершине горы, они направились в сторону восхода Солнца — в сторону, обратную его бегу, чтобы Солнце не заметило их.
Много дней и много ночей шли мальчики по душистым равнинам прерии. Дальше простирался высокий густой лес, на опушке которого, словно сизые дымы костров, клубились туманы. Из глубины прерии в сторону леса летели стаи чёрных воронов.
Два брата на языке воронов подозвали к себе одну из птиц. Развернув чёрные крылья, ворон уселся поблизости и спросил:
— Зачем вы звали меня?
— Мы идём к своему отцу, Чёрный Ворон. Он живёт там, где кончается чаща и начинается страна больших скал. Не покажешь ли нам дорогу туда, приятель? Мы будем благодарны тебе.
— Положите мне в клюв кусочек мяса, — прокаркал ворон, — надо набраться сил для такой трудной дороги.
Мальчики охотно выполнили его желание, уселись на его спине, а он расправил крылья и поднялся в воздух. Сначала он летел низко, почти над землёй, потом начал подниматься всё выше и выше — большими кругами над чащей и прерией, которая с его спины была похожа на Большую Воду, усеянную нагромождениями скал, огромными рифами.
Когда они поднялись так высоко, что на земле не стало видно их тени, их заметил злой Дух Улев. Он не хотел пускать их в страну Солнца и обрушил на них горячий дождь. Ворон быстро прикрыл мальчиков крыльями и поднялся выше горячей тучи. Благодарные мальчики дали ему ещё один кусок мяса, и птица взвилась ещё выше — туда, где жил орёл, владыка небесных просторов.
— Дальше понесет вас орёл, — шепнул усталый ворон. — Я должен вернуться назад.
В воздухе появилась большая птица, похожая на тёмное облако, заслонившее блеск солнечных лучей.
— Владыка поднебесных дорог, — попросили мальчики, — подними нас на вершину самой высокой горы! Заклинаем тебя шумом твоих перьев и твоим взглядом, пробивающим скалы: помоги нам! — И дали ему кусок оленьего мяса — большого лакомства для орлов.
Птица, восхищённая отвагой мальчиков, согласилась. Она съела половину мяса и полетела с ними в сторону самой высокой горы.
На тропе, недалеко от дома Солнца, высилось огромное ледяное дерево, которое загораживало дорогу своим могучим стволом и раскидистыми ветвями. Орёл хотел перелететь через это дерево и поднялся так высоко, что их заметил владыка севера, грозный Кабинока, и напустил на них огромную тучу с градом.
Но орёл спрятал мальчиков под своими крыльями и защитил их от крупных, тяжёлых градин, а потом одним мощным взмахом крыльев поднялся над чёрной тучей. Мальчики снова дали ему кусок мяса.
Подкрепившись, орёл перелетел через глубокое ущелье, на дне которого о горные камни дробил свои воды ледяной поток. Мороз щипал голые плечи мальчиков, закоченевшими пальцами они с трудом держались за орлиные перья.
Вскоре они приземлились недалеко от скал, вершины которых были остры, и орёл, показывая дорогу дальше, сказал:
— Дальше идите сами, а я должен вернуться назад.
Мальчики поблагодарили орла, попрощались с ним, подняв руки, а когда владыка небесных просторов растаял в облаках, они направились по тропинке на вершину горы.
Типи Солнца стояло между деревьями с могучими ветвями на краю глубокой пропасти. На дне её белели кости смельчаков, которые отваживались приблизиться к типи. Мальчики посмотрели на шатёр, и — о чудо! — типи исчезло. Они закрыли глаза и снова открыли, однако шатёр не появлялся. Четыре раза так они закрывали и открывали глаза и на четвёртый раз снова увидели дом Солнца. Теперь они уже без препятствий дошли до типи и в молчании остановились перед ним.
У входа в шатёр сидела женщина. Увидев мальчиков, она поднялась и сказала:
— Уходите отсюда! Уходите как можно быстрей! Если Солнце вернётся и увидит вас здесь, вам не уйти живыми от его огненных стрел, а ваши кости смешаются с костями, лежащими на дне каньона.
Странной была эта женщина. Разговаривая с мальчиками, она непрерывно менялась: то была молодой и очень красивой, то старой и страшно безобразной. Мальчики смотрели на неё с удивлением, не в состоянии произнести ни слова. Но потом смело ответили:
— Мы пришли сюда увидеться с нашим отцом.
— Я не знаю вашего отца, не знаю, где он живёт, но сове¬тую вам — бегите отсюда, пока Солнца нет.
— Нет, мы останемся здесь и подождём, пока не вернётся отец.
Теперь женщина посмотрела на них с удивлением.
— Солнце — наш отец, — сказали они, — мы пришли проведать его.
— А откуда вы знаете, что Солнце — ваш отец? Кто вам сказал об этом?
— Мы знаем это от нашей матери, которая послала нас сюда.
— Ну, хорошо, оставайтесь, но, пока Солнце не вернётся, вам нужно отдохнуть. Садитесь на медвежью шкуру и ждите.
По знаку женщины из шатра выкатилась свёрнутая шкура и расстелилась перед удивлёнными мальчиками.
— Теперь я вам верю, — сказала женщина. — Шкура сама развернулась перед вами. Это значит, что вы меня не обманываете, а говорите правду. Я помогу вам.
Отдыхая на шкуре медведя, они вдруг услышали шёпот женщины:
— Смотрите, приближается Солнце!
Мальчики смотрели с восторгом, как вершина горы медленно разгоралась, расцвечиваясь нежными красками перьев на шлеме Солнца. Свет поднимался, приближался, становился ярче.
— Спрячьтесь в шатёр, в самый дальний конец, и накройтесь шкурами. Лежите тихо, чтобы вас не заметил владыка света.
Они бросились в типи, объятые радостью, тревогой и страхом перед великим и незнакомым отцом. Но любопытство оказалось сильнее всего, и мальчики слегка приподняли шкуру, под которой прятались.
В первое мгновение яркий свет ослепил их. Они зажмурили глаза, но, когда привыкли к ослепительному сиянию, увидели отца во всём его великолепии.
Высокий, в разноцветном купе — уборе из ярких перьев, обрамляющем лицо с заострёнными чертами и орлиным носом,— он смотрел на мир глазами, которые видели всё.
Мальчики на мгновение струсили.
Им показалось, что взгляд Солнца пронизывает их насквозь, что шкуры сдвинулись с их тел и отец видит, как они, скорчившись, дрожат от страха. Но это было лишь заблуждение, которое сразу прошло, когда владыка света повернулся к женщине и спросил:
— Где эти двое людей, которые пришли сюда? Женщина, глядя прямо в глаза Солнцу, ответила:
— Здесь никого не было, я никого не видела.
— Язык твой говорит неправду, старуха, они должны быть, потому что вот их следы, — сказал владыка, указывая на следы мальчиков.
— Ты должен видеть лучше, кто был здесь, ты же всё видишь. Ты ходишь над землёй каждый день, и ничто не минует твоего взгляда. А эти следы оставили твои сыновья, которые пришли поклониться тебе.
Солнце задрожало, а скалы, облитые его блеском, стали красными.
— Приведи мне этих смельчаков, которые называют себя сыновьями Солнца, пусть мои глаза увидят их!
Тогда женщина положила перед Солнцем свиток шкур. Владыка неба и дня потряс шкуры и удивлённо взглянул на мальчиков:
— Так это вы — мои дети? — Он встал перед ними, как огромная красная скала, раскалённая от гнева.
— Тот, кто освещает прерию и велит цветам расцветать, — робко начали мальчики, — тот, кто в чаще разносит пожары и превращает деревья в серый пепел, тот, кто выбеливает кости умерших в пустыне и своим горячим дыханием раскалывает скалы, тот, кто побеждает тьму и называется Солнцем, — наш отец.
— Ну, что ж, садитесь и ждите, пока я не подкреплю свои силы едой. Потом пройдёте испытания, чтобы доказать, что вы — мои сыновья.
Тогда отозвалась бронзовая Муха, спрятанная в ухе одного из мальчиков.
— Вы должны пройти эти испытания. Они будут трудными. Сначала вас бросят в пылающее небо, но я помогу вам. Вот вам пёстрые перья, они вам очень пригодятся, — тихонько прожужжала она.В этот момент легко дрогнула шкура, закрывающая вход в шатёр, и вошла женщина.
— Мне жаль вас, дети, — шепнула она. — Вы отважные и смелые, поэтому я пришла вас предостеречь. Владыка света приготовил вам такие испытания, из которых никто, рождённый на земле, не смог бы выйти живым. Убегайте! Я покажу вам дорогу. Меж скалами есть Тропа Вечных Теней, Солнце не знает дороги туда.
— Спасибо тебе, женщина, за твою доброту, но мы останемся.
— Ещё раз предупреждаю: убегайте! Здесь вас ждёт неминуемая смерть.
— Мы останемся! — упрямо повторили мальчики.
— Ну, что ж, идёмте со мной, Солнце зовёт вас.
Солнце молча взглянуло на них и, схватив обоих поперёк тела, бросило их на острый гребень молнии. Они летели так быстро, что, кроме насмешливого свиста ветра в ушах, не слышали ничего.
Упали они, однако, не на остриё молнии, а на мягкие перья, которые дала им Муха, и живыми и здоровыми явились пред очи отца.
— Это поразительно! — удивился он.
Четыре раза бросал он их на гребень молнии, но каждый раз они возвращались живыми и невредимыми благодаря добрым советам и помощи Мухи.
— Вы доказали мне, что вы — мои сыновья, — сказал владыка света. — Я счастлив, что Великий Дух даровал мне таких детей. Приготовь им типи, достойное моих сыновей, — обратился он к старухе.
Её ловкие руки быстро поставили шатёр. Она покрыла его шерстяными одеялами: голубым, жёлтым, чёрным и зелёным. Развела большой костёр, принесла несколько валунов и положила их в жар. Когда они раскалились добела, женщина бросила их в источник, который был посередине шатра. Вода зашипела, забулькала, и Духи Воды вылетели из неё большим, густым клубом пара. Тогда Солнце привело своих сыновей в цветной шатёр и оставило их там.
Ещё четыре раза бросала женщина раскалённые камни в воду, а когда они остыли и пар вышел из шатра, Солнце заглянуло внутрь. Мальчики лежали неподвижно, как убитая охотником дичь, а их мышцы и кости стали совершенно мягкими.
— Уф, — вздохнуло тихо Солнце, — трудная работа ждёт меня сегодня.
Отец-Солнце снял у сыновей кожу с ладоней и подошв, сшил оленьими сухожилиями мышцы ног, сложил колени. Потом медвежьими сухожилиями сшил и укрепил мышцы рук и всего тела, сделал уши, а потом закрепил на головах длинные волосы, достигающие узких сильных бёдер.
Они были великолепны. У них был человеческий облик, но они были похожи на сыновей Великого Духа, на юных богов, а не рождённых простой смертной, земной женщиной. Они так стали похожи друг на друга, что их невозможно было различить.
Когда Солнце вывело их из типи, старуха от удивления омолодилась, четыре раза шепнула «хоу» и снова превратилась в старуху. Менялась так она четыре раза, представляя каждый раз другое время года. Во время весенне-летней перемены была молодой женщиной, а во время осенне-зимней — седой сморщенной старухой.
— Теперь ты уже не сможешь отречься от них, — обратилась она к владыке дня, — иди на землю, живи в одном типи с земной женщиной и своими детьми, а я останусь здесь одна.
Солнце подошло к старухе, ласково положило ей на плечо свою руку и, глядя ей прямо в лицо, измученное и усеянное морщинами, как голая скала — трещинами, мягко сказало:
— Иметь сыновей — для меня великое счастье. Но я не буду жить на земле. Не грусти, когда весело мне. Радуйся вместе со мной, и ни одна чёрная туча не омрачит блеска нашей радости.
По лицу женщины промелькнула лёгкая, радостная улыбка. Она кивнула головой.
— Я буду радоваться вместе с тобой, мой вождь, и твоя радость будет моей радостью.
— Мои сыновья в юном возрасте совершили великие подвиги и заслужили, чтобы им дали имена, — сказал владыка дня. — Твоё имя будет Най-ей-ей-ез-гани, а тебя, — обратился он ко второму, — в прериях будут звать Табо-то-ист-цини. Слава покроет ваши имена, как зимой снег землю. Радостен для меня день, когда вы пришли ко мне. Если у вас есть ко мне просьба, я выполню её тотчас же.
— Да, отец, нам хотелось, чтобы ты подарил нам двух своих славных коней, сёдла, уздечки, лассо и одеяла под сёдла.
Солнце рассмеялось.
— Кто вам сказал, что у меня есть кони, сёдла и лассо? У меня ничего нет, и дать мне вам нечего.
— Наша мать говорила, что мы получим то, о чём попросим, а когда вернёмся на землю, твои кони расплодятся, и каждый воин племени нашей матери получит прекрасного мустанга, а мы станем великими вождями. Если же мы вернёмся с пустыми руками, матери будет грустно, что ты пожалел двух коней своим сыновьям.
В этот момент Муха шепнула одному из мальчиков, что у отца есть кони, но он спрятал их от них. Тогда один из мальчиков сказал:
— Позволь, отец, мы сами поищем себе коней.
Не говоря ни слова, Солнце отправилось вслед за сыновьями. Они спустились в долину, окружённую со всех сторон скалами и высокими деревьями. Там было много чёрных медведей.
— Вот мои кони, — сказал владыка дня, указывая на медведей, — можете выбрать любого из них.
Муха снова зашептала на ухо:
— Не верьте ему, это не его кони, просите других!
— Да, отец, это добрые кони, — подтвердил один из мальчиков, — но нам хотелось бы других. Не покажешь ли нам другую долину со своими мустангами?
Отец в знак согласия кивнул головой и привёл их на большую поляну, где паслись олени и горные козы с длинной белой шерстью до самой земли и такой густой, что они казались завёрнутыми в снежные облака.
— Вот мои кони, — сказал он, — они быстрее ветра, который развевает ваши волосы. Выбирайте.
— Спасибо тебе, отец, но эти кони не для нас. На земле, где мы родились, эти звери называются иначе. Нам хотелось бы получить от тебя диких быстрых мустангов. Для тебя, отец, каждый зверь может быть мустангом. А мы — люди, и нам хочется коней, на которых ездят люди.
Сказав эти слова, мальчики пошли отдохнуть в свой шатёр. А их отец, наморщив лоб, укрылся в своём типи, и темнота окутала землю.
В шатре Муха шепнула мальчикам, что кони Солнца находятся в загородке, у которой четыре выхода.
Утром, когда владыка дня двинулся в своё путешествие по небесным прериям, Муха привела мальчиков к загону-коралю, верх ограды которого был усеян иглами дикобразов и когтями орлов. За оградой было так темно, что даже зоркие глаза мальчиков не смогли разглядеть ничего. Тогда они сели перед первым входом в загородку и стали ждать возвращения отца.
Когда он вернулся, то заметил мальчиков и сказал:
— Вы напрасно ждёте здесь, дети мои, ваши глаза никогда не увидят мустангов.
— Мы всё-таки просим тебя, отец: открой нам ворота, чтобы мы могли увидеть твоё богатство.
Отец не смог отказать в просьбе своим детям. Он открыл все ворота, и мальчики оказались в середине кораля, полного таких великолепных мустангов, что сердца мальчиков задрожали от восторга.
— Это худшие мои кони, — буркнул отец. — Выбирайте. Берите того, который вам больше всего понравится.
Он дал мальчикам лассо, а сам стал перед оградой.
Кони забеспокоились. Они гневно рыли копытами землю, ржали, прядали ушами, из раздутых ноздрей вырывался пар.
Когда мальчики присматривались к мечущимся мустангам, не зная, какого же выбрать, Муха шепнула:
— Ловите того, который отделится от стада...
Из вихря грив и дрожащих спин выскочил чёрный мустанг с белой гривой до земли. Гордо подняв голову, с гневным блеском в глазах, он стал носиться вокруг взволнованного, брыкающегося и ржущего стада.
Один из мальчиков бросился ему наперерез. Они остановились друг перед другом — конь, клубок дрожащих мышц, и маленький худощавый мальчик с уверенными, решительными движениями, мягкими, как у лесной пумы.
Несколько мгновений стояли они так, испытующе глядя друг на друга. Вдруг вороной конь бросился на мальчика, стремясь затоптать его своими могучими копытами. Но мальчик, как молния, осветившая ночную тьму, мелькнул под копытами чёрного мустанга, из руки его выскользнуло лассо и упало на шею зверя, обвив её змеиными кольцами. Мальчик дёрнул изо всей силы, и лассо, как клещи, сжало шею коня.
Чёрный мустанг поднялся на дыбы. Ещё один бешеный рывок, ещё один удар копытами о скалу, которая рассыпалась, как комок земли, — и конь упал у ног мальчика, тяжело дыша.
Сын Солнца наклонился над лежащим мустангом и старательно вытер ему травой бока и вспотевшую холку. Конь поднялся и кротко положил голову на плечо победителя.
Мальчик ласково взял своего скакуна за гриву и подвёл его к отцу. В глазах Солнца появился беспокойный жёлтый блеск.
— Я сказал. Он — твой. Пусть теперь и второй мой сын поймает себе коня и подъедет ко мне верхом на нём. Если он исполнит моё желание, он получит этого коня, — сказал владыка дня, отдавая лассо другому мальчику.
В стаде выделялся гнедой мустанг с чёрной гривой и белым пятном на лбу. Беспокойно и дико он метался среди коней. Его беспокойство передавалось другим мустангам.
Муха шепнула мальчику:
— Этот гнедой жеребец — самый лучший конь в табуне Солнца. Постарайся поймать его. Не смотри, что он такой дикий. На самом деле он спокойный.
Увидев приближающегося мальчика, конь помчался прочь, но лассо, выпущенное умелой рукой, оказалось быстрее и опередило его, спутав ему передние ноги. Мустанг упал на землю, вздрогнули скалы, и пыль заслонила солнце. Мальчик с проворством рыси подскочил к лежащему коню, и не успел тот подняться на ноги, как второй конец лассо захлестнул его могучую шею. Жеребец стремительно взвился, опустился на передние ноги, потом рванулся в сторону, но лассо крепко держало его. Мальчик вошёл по щиколотки в землю, напряг мускулы и начал подтягивать коня к себе! А когда голова коня оказалась на расстоянии вытянутой руки, он одним прыжком очутился верхом на диком жеребце.
Вот теперь началась борьба.
Почуяв на своей спине человека, гнедой мустанг замер, заржал и сорвался с места бешеным галопом, стараясь сбросить с себя непривычную тяжесть. Остановился как вкопанный, зарыл передними копытами и подбросил зад. Какое-то мгновение казалось, что он рухнет, придавив собою мальчика, но в следующую секунду взбешённый жеребец поднялся на дыбы. И — о чудо! — мальчик всё ещё был на нём.
Теперь начался какой-то бешеный танец на месте. Жеребец подпрыгивал на всех четырёх ногах, выгибая дугою спину, то снова бросался в сторону, то вдруг на всём скаку останавливался, как заколдованный, то мчался по кругу. Но ничего не помогало. Всадник как будто прирос к его спине. Конь сделал последнюю попытку: внезапно рухнул на землю. Сын Солнца молниеносно соскочил с коня, но, как только мустанг поднялся на ноги, мальчик снова сидел на нём верхом! Жеребец остановился, дрожа и тяжело дыша, — понял, что побеждён.
Мальчик осторожно повернул коня, объехал всё стадо и остановился перед Солнцем. Соскочил на землю, вытер с коня пот.
Гнедой мустанг, как верный пёс, ткнулся своей бархатной мордой в его плечо.
Встал возле мальчика и своим шершавым языком облизал ему щёку.— Вы добыли себе двух лучших коней, — сказал отец мальчикам. — Берите их себе. Дам вам ещё одеяла и сёдла. Возвращайтесь теперь на землю и поздравьте от моего имени свою мать. Я буду заботиться о вас. А кони расплодятся по всем прериям.
Мальчики поблагодарили Солнце и поскакали на землю, где их ждала мать.
Вскоре их выбрали вождями племён.
А через много лет табуны прекрасных мустангов появились в прериях, и люди благодарили сыновей Тананак и Солнца.


imgimg

Оцените, пожалуйста, это произведение.
Помогите другим читателям найти лучшие сказки.

Нашли ошибку в тексте? Сообщите нам

Категории сказок

Комментарии (0)

Нажмите здесь, чтобы отменить ответ.